Миша Бушманов предлагает Вам запомнить сайт «Все обо всем»
Вы хотите запомнить сайт «Все обо всем»?
Да Нет
×
Прогноз погоды
Предательство Горбачева. А. Руцкой.
Миша Бушманов 14 май, 19:24
0 1
Тайны 22 июня. Великая ложь о «ничтожных» немецких потерях.
Миша Бушманов 14 май, 01:29
+2 0
Экономика РФ получит единый бренд для представления своих лучших товаров за рубежом
Миша Бушманов 11 май, 23:17
+5 3
«Святейший»
Миша Бушманов 9 май, 01:26
-3 0
Александр Роджерс: Карта «Мир» и финансовый суверенитет
Миша Бушманов 30 апр, 21:39
+12 4
Под чью диктовку писал Солженицын?
Миша Бушманов 30 апр, 20:13
+3 1
Константин Семин. Биохимия предательства.
Миша Бушманов 29 апр, 23:04
0 0
Генерал Характер
Миша Бушманов 29 апр, 22:06
+1 0
В. М. Молотов о Великой Отечественной войне и о роли Сталина
Миша Бушманов 29 апр, 18:04
+1 0
Разведопрос: Михаил о терактах и общественной безопасности
Миша Бушманов 27 апр, 21:11
0 0
Война и мифы (1 - 6 серии)
Миша Бушманов 27 апр, 18:55
+1 0
Оппозиция объявила кандидата в президенты Навального мошенником и требует возбудить дело
Миша Бушманов 26 апр, 23:41
+1 6
Николай Стариков: Кому принадлежит Сбербанк?
Миша Бушманов 26 апр, 19:49
+1 1
Тайны 22 июня. Огромные потери РККА – это результат зверского уничтожения военнопленных.
Миша Бушманов 26 апр, 19:35
+3 9
Создается защищенная камера видеонаблюдения на отечественной операционной системе
Миша Бушманов 26 апр, 01:27
0 0
«Росэлектроника» начала поставки на гражданский рынок коммуникационных адаптеров
Миша Бушманов 25 апр, 22:15
+10 0
В Сети появилось видео испытаний необычной российской боевой машины
Миша Бушманов 25 апр, 21:02
+1 13
Двадцать восемь. Это больше, чем арифметика
Миша Бушманов 21 апр, 00:20
+4 5
Бой, о котором молчат либеральные «историки»
Миша Бушманов 20 апр, 02:11
+13 5
Разведопрос: Михаил об устройстве калифорнийской полиции
Миша Бушманов 19 апр, 19:55
0 0
Российский робот напугал западные СМИ
Миша Бушманов 19 апр, 01:16
+2 4
Госдума проверит деятельность в России CNN, "Радио Свобода" и других иностранных СМИ
Миша Бушманов 18 апр, 01:38
+6 4
Абсурдные новости. 16 апреля 2017 года
Миша Бушманов 17 апр, 00:48
+2 0
Новый развод на "авито"!
Миша Бушманов 16 апр, 12:39
+4 6
Разведопрос: Михаил про американскую полицию
Миша Бушманов 15 апр, 23:36
0 0
Лучший следователь оказался миллионером
Миша Бушманов 14 апр, 18:47
0 1
Когда это прекратится?
Миша Бушманов 14 апр, 01:53
0 2
Глобальная Война России против доллара.
Миша Бушманов 13 апр, 02:14
+6 8
У губернатора Удмуртии и его семьи нашли активы на сотни миллионов рублей
Миша Бушманов 12 апр, 01:35
-1 2
Браво агрессору?
Миша Бушманов 11 апр, 17:04
0 2
Фонды Навального: откуда у Алексея деньги на штабы, манифестации и выплаты школьникам по 10 000 евро
Миша Бушманов 11 апр, 13:55
+1 2
ПАЛАЧИ
Миша Бушманов 11 апр, 03:35
+5 3
Бизнесмен Александр Лебедев: Объявляю охоту на удравших на Запад банкиров-мошенников!
Миша Бушманов 11 апр, 00:48
+2 3
ПРАВДЮКИ ИСТОРИИ
Миша Бушманов 10 апр, 17:05
+7 3
Мошейники ли Хрущевсие историки?
Миша Бушманов 10 апр, 01:25
+1 5
Шведские врачи: «Белые каски» убивали сирийских детей для фальсификации химатаки
Миша Бушманов 8 апр, 21:46
+14 8
Экс-супруга бывшего министра финансов Московской области арестована заочно.
Миша Бушманов 8 апр, 16:56
0 4
Нас испытывают на прочность
Миша Бушманов 8 апр, 01:27
+10 7
О войне, информации и информационной войне.
Миша Бушманов 7 апр, 14:24
0 0
«ФОРУМ.мск» — ярмарка домыслов
Миша Бушманов 7 апр, 00:36
0 0
РАССТРЕЛ В ХАЙБАХЕ. Мат в три хода.
Миша Бушманов 6 апр, 19:39
+5 1
Война за Великую Отечественную
Миша Бушманов 6 апр, 01:45
+2 7
Как уродуют нашу историю
Миша Бушманов 5 апр, 00:52
+16 8
Навальный добровольно передал личные данные своих сторонников в МВД
Миша Бушманов 4 апр, 21:37
+3 1
А что мы можем им дать?
Миша Бушманов 4 апр, 02:24
+3 3

Поиск по статьям

В. М. Молотов о Великой Отечественной войне и о роли Сталина

развернуть

В. М. Молотов о Великой Отечественной войне и о роли Сталина

Говоря о предвоенных и первых днях войны, стоит рассмотреть слова наркома иностранных дел СССР В.М.Молотова, его «воспоминания» о войне и Сталине. «Воспоминания» Молотова записанные на его даче писателем и поэтом Ф. Чуевым на бобинный магнитофон который он приносил с собой каждый раз в «дипломате» в течении более 15 лет общения с Молотовым. Это стоит привести тем более, потому что данная книга Ф. Чуева выходила аж в 1991 году, и не факт что ее скоро переиздадут вообще…

Никаких моих особых комментариев здесь не будет. Если только «по мелочам»…

Конечно Молотов много недоговаривает, некоторые вещи вообще не показывает, но это слова человека – непосредственного участника событий…

«– Вам передавал привет Грабин Василий Гаврилович, конструктор пушек. Я с ним недавно познакомился. Он мне подарил журнал с его книгой «Оружие победы» и написал: «Вот как ковалось оружие победы в эпоху И.В. Сталина». Я у него спросил: «Как, по вашему мнению, Сталин умный был человек?» – «Умный – не то слово. Умных много у нас. Он душевный был человек, он заботился о людях, Сталин. Хрущев сказал, что мы не готовились к войне. А я все свои пушки сделал до войны. Но если б послушали Тухачевского, то их бы не было».

– Он хорошо очень написал. Молодец, – соглашается Молотов.

– Он говорит: «Я попросил Тухачевского выставить на смотре нашу пушку. Тот наотрез отказался. Тогда я сказал, что заявлю в Политбюро. Эта пушка оказалась самой лучшей в войну. Сталин сказал 1 января 1942 года: «Ваша пушка спасла Россию…» О Тухачевском написали: «Бонапарт. Он мог стать изменником».

Какой он Бонапарт? Он не мог стать, он был изменником, гнуснейшим изменником, опаснейшим.

21.05.1974»

Это Молотов насчет Тухачевских высказался. А дальше – о том кто там считал украинское направление «главным в ударе Гитлера…

«– Вот говорят, Сталин не послушал Жукова, приказал не сдавать Киев, – замечает Молотов, – и говорят: Жуков прав. Но Сталин не послушал Жукова, предлагавшего фактически [c. 57] сдать Москву, но об этом не говорят. То, что пишут о Сталине, – самая большая ложь за последнее время.

– Жуков упрекает Сталина, – говорит Молотов. – Я не думаю, чтобы Сталин считал так, как Жуков пишет, что главное направление будто бы на Украину. Я этого не думаю. И не думаю, чтобы ссылка на Сталина у Жукова была правильная. Я ведь не меньше Жукова знал о том, что Сталин говорит, а об этом я не помню. Я этого не помню. Я это не могу подтвердить. А факты говорят о том, что немцы шли, действительно, прежде всего, на Москву. Они споткнулись около Смоленска, и, хочешь не хочешь, пришлось поворачивать на Украину…

Главное – Москва, а не Украина, но Сталин при этом, конечно, считался и с тем, чтобы не дать им возможности толкнуться к Донбассу и к Днепропетровску.

– Жуков пишет, что Донбасс и Киев на три месяца отодвинули Московскую битву.

Потому что немцы уперлись в Москву. Не сумели. С этим надо считаться… Поэтому тем более на Жукова надо осторожно ссылаться… Вы сейчас можете что угодно говорить, я немножко ближе к этому делу стоял, чем вы, но вы считаете, что я забыл все…

14.01.1975, 04.10.1985»

Далее Молотов высказывается насчет баек о том, что Сталин «раздумывал» – выезжать ли ему из Москвы осенью 41-го или надо остаться. Ведь потом якобы он даже с Жуковым «советовался», мол, «скажите мне как коммунист коммунисту – отстоим Москву или нет»?

«…Я спросил, были ли у Сталина колебания в октябре 1941 года – уехать из Москвы или остаться?

– Это чушь, никаких колебаний не было. Он не собирался уезжать из Москвы. Я выезжал всего на два-три дня в Куйбышев и оставил там старшим Вознесенского. Сталин сказал мне: «Посмотри, как там устроились, и сразу возвращайся». …»

А затем Молотов даже при том, что не советовал верить Жукову на слово в описании событий дает ему как военному все же приличную характеристику.

«Молотов дал высокую оценку Жукову как военному:

– Рокоссовский менее тверд и настойчив, правда, Жуков – горлопан. Но я убедился в его способностях, когда, уже в конце войны, Сталин пригласил Василевского и спросил, сколько потребуется времени для взятия Кенигсберга?

«Две-три недели», – ответил Василевский.

Потом был вызван Жуков, который дал реальную картину предстоящего штурма и сказал, что это очень непростое дело, которое потребует два-три месяца. Так и вышло.

07.05.1975, 16.07.1978 [c. 58]

– Маршал Шапошников – хороший человек. Сталин хорошо к нему относился. Он из царских офицеров. Но только благодаря ленинскому пониманию момента истории мы заняли такие позиции в настоящее время, которые никому, никаким Шапошниковым были не под силу. Но он к политике и не рвался. В своем деле был силен.

И у Жукова в политике ничего бы не вышло, хоть он и рвался. Василевского я очень хорошо знаю. Очень хороший военный генштабист. А как командующий – Жуков в первой тройке. Жуков, безусловно, Рокоссовский войдет. Кто третий – надо подумать. Рокоссовский – очень приятный человек. Прав Голованов, что личные качества Рокоссовского даже заслоняли для многих его выдающиеся полководческие данные.

02.04.1978»…

На даче Молотова в этих беседах смогли в разные годы поучаствовать многие известные люди. Например, маршал Советского Союза А.И.Покрышкин.

«Беседа с Покрышкиным

…На веранде рядом с Молотовым… Александр Иванович Покрышкин и его жена Мария Кузьминична. Сели за стол обедать. <…>

– Большое вам спасибо за смелую дипломатию, – обращается Покрышкин к Молотову.

– Вам, вам больше надо говорить спасибо, вам больше приходилось.

– Наше дело маленькое, наше дело стрелять. А ваше дело было – политику построить… Заставить капиталистов воевать против капиталистов… Тяжело было. Главное – победили.

– Теперь мы это дело никому не дадим назад повернуть, – говорит Молотов. – Но трудности еще могут быть большие. …»

Это разговор записывался 19.05.1984. Молотов еще не знал, что натворит новоиспеченные «Генсек Горби» в ближайшем будущем…

«– Вам в таком положении сколько раз приходилось быть? – спрашивает Молотов.

– Много раз. Зафиксированных боевых вылетов у меня около семисот. Воздушных боев больше полутораста.

– И 59 самолетов сбил лично, – добавляю (Ф.ЧуевК.О.)

– Ну, это засчитанных. Был приказ в 41-м году: засчитывать, когда наши пехотинцы подтвердят. Потом фотокинопулемет. Что, немцы нам подтвердят?

– А сколько всего вы сбили?

– По памяти, я сбил 90 машин, – говорит немногословный Покрышкин. – Да, засчитанных и незасчитанных. Я врезал ему, дымит, упал где-то, его не засчитали.»

О немцах...

«Летчики летали хорошие, самолеты у них хорошие. В 42-м я летал на «мессершмитте» на спецзадание. С немецкими знаками… На «МиГ-3» [c. 60] фонарь затягивали (сдвигали в полетеК.О.) наоборот, назад, а не вперед. Надо затянуть назад и на замки поставить. Сбрасывали фонари, обмораживались. А иначе фонарь заклинивало, летчики горели и не могли выброситься…

История когда-то, как говорят, свое докажет. Я выращен Сталиным и считаю, что, если бы во время войны нами руководили слабые люди, мы бы войну проиграли. Только сила, ум помогли в такой обстановке устоять. Это вы сделали. И внесли большой вклад. Всегда мы вас ценили…

Я никогда не был в Гори. Приехали в воскресенье. Закрыто. Для меня открыли. Я, конечно, ожидал большего… Дали книгу отзывов. Я пишу: «Преклоняюсь перед величием революционера, вождя, под руководством которого мы строили социализм и разгромили немецкий фашизм». Коротко. Летчики-истребители коротко говорят.

Прилетел в Москву, вызывают в ЦК: «Что вы написали, вы понимаете?» – «Что чувствовал, то и написал».

– Правильно, – одобряет Молотов.

– Мы в войну-то знали, воевали под его руководством. Он командиров дивизий находил… История не может быть безликой!»

Снова о немцах…

«Когда мы начинали (нам говорили – К.О.) – «Там коммунистов много!». А они в нас стреляют. В плен возьмешь – «Я коммунист!». А когда не в плену, он стреляет. А вы Черчилля – самого злейшего врага! – заставили против немца воевать! <…>

(Среди бумаг Молотова мне попался написанный дрожащей рукой черновик телеграммы: «Вместе со многими миллионами советского народа, а также живущими за пределами нашей страны, выражаю глубокую скорбь в связи с уходом из жизни дорогого и героического Александра Покрышкина. Память о нем всегда будет жить в наших сердцах. Вячеслав Молотов». – Ф.Ч.)

19.05.1984»

А.И.Покрышкин умер 13 ноября 1985 года…

В.М.Молотов: «У нас в стране были более тяжелые моменты, чем в дни войны. Были такие дни, когда все висело на волоске – в 20-е годы было труднее! А к войне мы готовились и были готовы!

…Молотову 95-й год. Давление 120/80.

09.05.1984»

«МЕЖДУНАРОДНЫЕ ДЕЛА (окончание главы)

Вечный огонь.

– Я считаю, это неправильно – Вечный огонь. Почему неправильно? Мы пошли по буржуазному пути, повторяем. Не могилу Неизвестного солдата нам нужно было дать, а могилу Антифашиста, – говорит Молотов.

Мы – единственная в мире страна, где есть не только могила Неизвестного солдата, но и могила Неизвестного Верховного главнокомандующего. Наверно, надо было построить в Москве монумент советскому солдату…

– Это да, – соглашается Молотов. – Чтоб об этом помнили. …

13.04.1972

<…>

Мы у союзников войска просили, предлагали, чтоб они свои войска дали на наш Западный фронт, но они не дали, они говорили: вы возьмите свои войска с Кавказа, а мы обеспечим охрану нефтяных промыслов. Мурманск хотели тоже охранять.

А Рузвельт – на Дальнем Востоке. С разных сторон. Занять определенные районы Советского Союза. Вместо того чтобы воевать. Оттуда было бы непросто их потом выгнать…

Я их всех знал, капиталистов, но Черчилль – самый сильный из них, самый умный. Конечно, он стопроцентный империалист. Перед Сталиным он преклонялся… Хитрый. Говорит: «Давайте мы установим нашу авиабазу в Мурманске, – вам ведь трудно». – «Да, нам трудно, так давайте вы эти войска отправьте на фронт, а мы уж сами будем охранять». Тут он назад попятился.

06.12.1969, 04.10.1972»

О том, как Сталин и Молотов требовали от «союзников» открытия «2-го фронта» в начале войны и выставляли США и Англию в глазах их собственного народа «подлецами». Показывает насколько рузвельты и черчилли в те годы зависели от своего «общественного мнения», с которым им приходилось в те годы еще считаться, и как этим пользовался Сталин. В этом рассказе Молотова видно насколько «общественное мнение» Запада, в глазах которого СССР был жертвой агрессии, которая в одиночку сражается с нацизмом Гитлера, не позволяло потом черчиллям попытаться пойти на сговор с немцами и тем более уже после войны напасть на СССР.

«– Когда Гитлер стал громить союзников в Арденнах, мы не допустили, чтоб немцы громили их. Это нам было невыгодно. А в 1942-м я был участником всех переговоров по второму фронту, и я первый не верил, что они это могут сделать. Я был спокоен и понимал, что это совершенно для них невозможная вещь. Но, во-первых, такое требование нам было политически необходимо, а во-вторых, из них надо было выжимать все. И Сталин тоже не верил, я в этом не сомневаюсь. А требовать надо было! И для своего же народа надо. Люди же ждут, какая-нибудь помощь еще будет или нет? Для нас их бумажка имела громадное политическое значение. Ободряла, а это тогда много значило.

Черчилль приехал и стал говорить, что вот они не могут, а я вижу, что Сталин очень спокойно к этому отнесся. Понимал, что это невозможно. Но ему была нужна эта самая бумажка. Она имела громадное значение – для народа, для политики и для нажима на них дальнейшего.

– Стронуть их с места, заставить?

– Конечно. Так не можешь помочь нам, тогда давай помогай вооружением, помогай нам авиацией… Вот именно. Но если б они начали второй фронт не в 1944-м, а в 42-м или в 43-м, им тоже было бы очень трудно, но колоссально бы нам помогли!

– 1943-й уже приемлемый был?..

– Приемлем – но они ж не пошли на это! На приемлемое. Они в Италии начали. Но нам и такая помощь была помощью. В конце-то концов, мы защищали не Англию, а социализм, вот дело в чем. А от них ждать помощи в деле защиты социализма? Большевики были бы такие идиоты! А вот, чтобы их прижать: вот вы какие подлецы, говорите одно, а делаете другое, это и перед их народом ставит их в трудное положение, народ-то все-таки чувствует, что русские воюют, а они – нет. Потом, не только не воюют, но пишут, говорят одно, а делают другое, это их разоблачает перед народом: что же вы жульничаете? Веру подрывает в империалистов. Все это нам очень важно.

Я считал нашей громадной победой мою поездку в 1942 году и ее результаты, потому что мы ведь знали, что они не могут пойти на это, а заставили их согласиться и подписать. [c. 66] Сталин давал еще указания, чтобы мы требовали от них оттянуть 30–40 дивизий на себя. И когда я к Рузвельту приехал и сказал, в душе подивился тому, что он ответил: «Законное, правильное требование». А сам видел только доллары и думал, наверное: «И все равно вы к нам придете кланяться. Конечно, мы вам должны помогать, но надо, чтоб вы подольше воевали, и поэтому мы готовы поддержать вас». Он без всяких поправок согласился с моим коммюнике, что второй фронт будет открыт в 1942 году. Но это в глазах своего народа тоже позор, ведь большинство-то в народе честные люди, и, когда от имени государства обещают открыть второй фронт, а потом явно делают другое, люди видят, что таким руководителям верить нельзя. А нам это разочарование в империалистах выгодно. Это все нужно учесть. Я, например, не сомневался, а тем более Сталин никакого доверия к ним не имел. Да, конечно. Но мы их упрекали! И правильно.

А Рузвельт верил в доллары. Не то, что больше ни во что, но он считал, что они настолько богаты, а мы настолько бедны и настолько будем ослаблены, что мы к ним придем. «Тогда мы им и пропишем, а теперь надо помогать, чтоб их тянуть».

Тут-то они просчитались. Вот тут-то они не были марксистами, а мы ими были. Когда от них пол-Европы отошло, они очнулись. Вот тут Черчилль оказался, конечно, в очень глупом положении. С моей точки зрения, Черчилль наиболее умный из них как империалист. Он чувствовал, что если мы разгромим немцев, то и от Англии понемногу полетят перья. Он чувствовал. А Рузвельт все-таки думал: они к нам придут поклониться. Бедная страна, промышленности нет, хлеба нет, – придут и будут кланяться. Некуда им деться.

А мы совсем иначе смотрели на это. Потому что в этом отношении весь народ был подготовлен и к жертвам, и к борьбе, и к беспощадным разоблачениям всяких внешних антуражей. Конечно, мы не верили в такой второй фронт, но должны были его добиваться. Мы втягивали их: не можешь, а обещал… Вот такими путями.

У нас других путей не было помочь нашей армии и нашей победе. И терпение надо было колоссальное иметь. А то, что мы до войны в очень сложных, суровых условиях тянули [c. 67] народ вперед, это только представить себе, как только люди выдержали! Были колоссальные трудности.

Во время гражданской войны я слышал рассказы, что на Урале около вокзалов штабеля трупов были сложены. Штабеля трупов! У нас всегда шло все с такими жертвами колоссальными, а народ-то поверил большевикам! И большевики оказались правы, как выразители подлинных чувств народа, чего, конечно, не всегда можно было ожидать. Потому что лопнет терпение, не хватит сил, не хватит просто…

Вот Ленин так и говорил в 1919-м или 1920-м году: если даже нас разгромят, то мы столько сделали, что все это окупится. Не сегодня, так завтра.

09.06.1976»

Вот эти слова Ленина очень интересны. Ведь Ленин говорил их в то время когда и СССР, то еще не было, и похвастать перед потомками им еще ничем было. Леин понимал, что даже за несколько месяцев новой, народной Власти, они столько уже показали и своим современникам и даже потомкам на будущее что это так просто уже не исчезнет, даже если их разгромят на том, первом этапе. Но Советская Власть продержалась не год другой, а более70-ти лет. И даже то, что ее уничтожили сами же наследнички большевиков в лице «Горби» и «ЕБН», уже ничего не изменит. Ведь эти «реформаторы» предложить ничего кроме гнилого мироустройства по типу Запада да еще наделив Россию ролью сырьевого придатка Запада, не смогли. И придется России снова возвращаться к «старой» Советской Власти…

А теперь о том, как англичане хотели угробить Молотова, когда он в 1942-м летал в Лондон, а потом в США на переговоры о военном Союзе СССР с Англией и США, о «Втором фронте»…. Англичане под видом ознакомления нашего летчика Асямова просто убили его, а потом когда оказалось, что второй пилот Пусып также может быть командиром корабля и лететь в США, утвердили маршрут, и аэродром в США, где в то время года точно Молотов разбился бы.

Спрашивается – на кой черт надо было бы нашему летчику лететь в английском самолете из «любопытства»? Вариантов несколько – личная глупость или неосторожность летчика и недосмотр его начальников – в данном случае тех, кто инструктировал летчиков в Москве. И только благодаря этому неизвестному американскому полковнику Молотов благополучно долетел до США, заключил военный договор с Рузвельтом, после чего и Черчиллю пришлось подписать этот договор об открытии второго фронта в Европе…

«– Прежде чем поехать в Америку в 1942 году, – говорит Молотов, – я подписал договор в Лондоне в присутствии Черчилля – подписывали Иден и я – о союзе, об организации союза стран для подготовки мира в будущем, о том, чтобы совместно кончить войну и совместно организовывать мир… Жили в Чекерсе. Километров пятьдесят – шестьдесят от Лондона. И там я устроил обед в первый день приезда. Черчилль и Иден были, я и мои. Какой-то небольшой сад.

Небогатое старинное здание. Подарил, значит, какой-то старый дворянин правительству – пользуйтесь! Резиденция премьер-министра. Ванная есть, а душа нет. Вот я у Рузвельта был, я же ночевал в Белом доме. У Рузвельта устроено все по-настоящему, у него и ванна с душем.

15.08.1975»

«– Мне рассказывал Пусэп, летчик, – говорю я. – Он переживал, чтоб у вас не перегнулась трубочка кислородного прибора, когда вы уснете. А еще он говорил, англичане дали вам такой маршрут, что вы бы там не сели. Но один американский полковник отметил Пусэпу на карте аэродром Кусбэй (или Гус-Бей) – секретную американскую базу: «Я знаю, кого вы везете, – сказал он, хотя полет держали в глубокой тайне. – Не летите на Ньюфаундленд, куда вам предлагают англичане, там всегда туман, и вы разобьетесь. А в Кусбэе микроклимат, вы нормально сядете».

«Я, конечно, – рассказывал Пусэп, – летел по трассе, утвержденной командованием, на Ньюфаундленд, но летел осторожно и убедился, что американец прав. Отвернул от туманов и сел в солнечном Кусбэе, что было полной неожиданностью для союзников». [c. 70]

Вот этого я не знал. Да, нам посадили американского штурмана.

– Маршал Голованов рассказывал мне, как готовился этот полет. Сначала вас должен был везти майор Асямов. Он прилетел в Лондон, и англичане решили показать ему свою технику в полете. Самолет разбился. Асямов погиб.

Англичане решили, что полет Молотова не состоится. Но второй пилот Асямова Пусэп тоже был командиром корабля и осуществил полет.

«Ну и союзнички у нас!» – сказал тогда Сталин.

– Да, англичане очень не хотели, чтоб я летел к Рузвельту. А Рузвельт мне все подписал, и я решил с этими документами снова лететь к Черчиллю. Тут он удивился не на шутку… (и подписал этот договор о втором фронтеК.О.)

– Черчилль пишет о вашей встрече в Лондоне: «Лишь однажды я как будто добился от него естественной человеческой реакции. Это было весной 1942 года, когда он остановился в Англии на обратном пути из Соединенных Штатов, мы подписали англо-советский договор, и ему предстоял опасный перелет на родину. У садовой калитки на Даунинг-стрит, которой мы пользовались в целях сохранения тайны, я крепко пожал ему руку, и мы взглянули друг другу в глаза. Внезапно он показался мне глубоко тронутым. Под маской стал виден человек. Он ответил мне таким же крепким пожатием. Мы молча сжимали друг другу руки. Однако тогда мы были прочно объединены, и речь шла о том, чтобы выжить или погибнуть вместе».

15.08.1975»

Читать Черчилля одно удовольствие – лживость и мелкая подлость этого человека видна за версту…

Сначала попытался убить министра наркома (министра) иностранных дел СССР Молотова, чтобы не подписывать письменных обязательств перед СССР о военном сотрудничестве войне против Гитлера, а потом начал в глазах Молотова на прощанье искать «человеческие реакции»… Интересно, а если бы Сталин сам полетел, как планировалось, Черчилль тоже попытался бы убить его, сначала убив нашего летчика, а потом и самого Сталина отправив его в полет в США на аэродром, на котором он должен был разбиться?

«– Черчилль сказал еще в 1918 году, что Советскую власть надо удушить. А на банкетах наших небольших с Рузвельтом в Тегеране и Ялте: «Я встаю утром и молюсь, чтобы Сталин был жив, здоров. Только Сталин может спасти мир!» Уверенный в том, что именно Сталин играет ту исключительную роль, которую он в войне имеет. Слезы текли по щекам – то ли великий актер был, то ли искренне говорил. (Скорее лживый актер, до смерти ненавидящий не столько СССР, сколько Россию вообще, как и положено англичанину. – К.О.)

Недаром англичане при наших 20 миллионах жертв потеряли всего немногим более 200 тысяч. Вот для чего им это надо. (Именно для этого вторая мировая война и затевалась – для уничтожения СССР-России, прежде всего – К.О.) И вот такой человек был и нашим ненавистником, и сознавал, и старался использовать. Но и мы его использовали. [c. 71] Заставили в одной упряжке бежать. Иначе нам было бы тяжело.

16.06.1977

<…>

В комментарии зарубежного издателя мемуаров Хрущева есть такие слова: «К сожалению, здесь, как и во всей книге (за исключением некоторых мест, где об этом сказано мимоходом), нет глубокого анализа тех качеств Сталина, которые позволяли ему твердо стоять на своем, аргументированно и со знанием дела вести переговоры с Черчиллем и Рузвельтом. Вероятно, лишь Молотов мог бы авторитетно рассказать об этом».

– Трудная история, – говорит Молотов, – но одно то, что Сталин заставил капиталистов Рузвельта и Черчилля воевать против Гитлера, о многом говорит. Вспомните Черчилля…

…Читаю короткую речь английского премьера в палате общин 21 декабря 1959 года, в день 80-летия Сталина – перевод из Британской энциклопедии:

– «Большим счастьем было для России, что в годы тяжелейших испытаний страну возглавил гений и непоколебимый полководец Сталин. Он был самой выдающейся личностью, импонирующей нашему изменчивому и жестокому времени того периода, в котором проходила вся его жизнь.

Сталин был человеком необычайной энергии и несгибаемой силы воли, резким, жестоким, беспощадным в беседе, которому даже я, воспитанный здесь, в Британском парламенте, не мог ничего противопоставить. Сталин прежде всего обладал большим чувством юмора и сарказма и способностью точно воспринимать мысли. Эта сила была настолько велика в Сталине, что он казался неповторимым среди руководителей государств всех времен и народов.

Сталин произвел на нас величайшее впечатление. Он обладал глубокой, лишенной всякой паники, логически осмысленной мудростью. Он был непобедимым мастером находить в трудные моменты пути выхода из самого безвыходного положения. Кроме того, Сталин в самые критические моменты, а также в моменты торжества был одинаково сдержан и никогда не поддавался иллюзиям. Он был необычайно сложной личностью. Он создал и подчинил себе огромную империю. [c. 72]

Это был человек, который своего врага уничтожал своим же врагом. Сталин был величайшим, не имеющим себе равного в мире, диктатором, который принял Россию с сохой и оставил ее с атомным вооружением.

Что ж, история, народ таких людей не забывают».

– А ведь это говорит «враг № 1», по выражению того же Черчилля, – продолжает Молотов. – Я считаю Ленина выше Сталина, но если б тогда не было Сталина, не знаю, что с нами и было бы. Роль Сталина исключительна. Сталин руководил не только армией, но и воюющей страной. Ленин и Сталин останутся на века.

09.05.1985»

О некоторых «вещах» в дипломатии…

«…Мне довелось помогать Главному маршалу авиации А.Е. Голованову в работе над мемуарами, и Голованов вспомнил эпизод, когда его пригласили в Кремль на обед по случаю приезда Черчилля.

«За столом было всего несколько человек. Тосты следовали один за другим, и я, – вспоминал Голованов, – с беспокойством следил за Сталиным, ведь Черчилль – известный выпивоха, устроил за столом как бы состязание со Сталиным, кто больше примет спиртного».

Сталин пил на равных и, когда Черчилля на руках вынесли из-за стола отдыхать, подошел к Голованову и сказал: «Что ты на меня так смотришь? Не бойся, России я не пропью, а он у меня завтра будет вертеться, как карась на сковородке!»

В воспоминаниях Голованова эта фраза тогда не прошла. На полях было написано:

«Сталин так сказать не мог».

«Не мог! Да он мне лично это говорил!» – воскликнул Александр Евгеньевич».

– Такие вещи в дипломатии имеют значение, – сказал Молотов, – и Сталин не сбрасывал их со счета… Узнали мы, что Бевин, английский министр иностранных дел, неравнодушен к картине Репина «Запорожцы пишут письмо турецкому султану». Ну и мы перед одним из заседаний министров иностранных дел великих держав сделали ему сюрприз: привезли из Третьяковки эту картину и повесили перед входом в комнату заседаний. Бевин остановился и долго смотрел на картину. Потом сказал: «Удивительно! Ни одного порядочного человека!»

09.07.1971[c. 74]

– Сталин иной раз в узком кругу вытаскивал из кармана письмо запорожцев турецкому султану – носил с собой несколько лет:

«Е…ли мы эту Англию!» — все смеялись, конечно. Но он придавал большое значение нашей дипломатии.

29.07.1971, 12.12.1972

– Бевин – это черчиллевец. Враждебный. А Иден, помощник Черчилля, слишком мягкотелый, слишком деликатный и довольно беспомощный. Иден, конечно, мне больше нравился. С Иденом можно было ладить. А с Бевиным – это такой, что невозможно. Этот Бевин был у нас на вечере в Лондоне. Ну, наша публика любит угощать. Мои ребята его напоили, изощрились так, что когда я пошел его провожать, вышел из дома, а он был с женой, такая солидная старушка, она села первой в автомобиль, он за ней тянется, и вот когда он стал залезать туда, из него все вышло в подол своей супруги. Ну что это за человек, какой же это дипломат, если не может за собой последить? Его напаивали, ему нравилось, а русские любят напоить.

09.03.1979

– Рузвельт был империалист, причем такой, который любого схватит за глотку.

– Один товарищ заметил: быть парализованным и пролезть в президенты в Америке, да на три срока, это каким же проходимцем надо быть!

– Хорошо сказано, – подтвердил Молотов.

05.02.1982

<…>

Рузвельт умел прятать свое отношение к нам, а Трумэн – тот совсем не умел прятать. Откровенно очень враждебно относился.

– Они распланировали даже, как они оккупируют Советский [c. 76] Союз: выпустят эмигрантов из Америки, снабдят их оружием, войсками, те создадут свое правительство (на роль спасителя России планировали вытащить из нафталина Керенского… – К.О.), уничтожат коммунистов, раздробят Советский Союз на кусочки, оторвут все национальности друг от друга…

– Правильно. Они мечтают! Но в последние годы они уже чувствуют, что у них уходит земля из-под ног, поэтому поставили Рейгана, прямо бешеного антикоммуниста.

16.06.1983»

Не знал Молотов что вскоре «Горби» просто cольет этому самому Рейгану страну которую они со Сталиным когда-то создали и спасли руководя ею. А ведь уже в 1981 году Молотов «предсказал» что может случиться с СССР…

«– Рейган провозгласил, что Польша – это начало конца коммунизма. Польша всегда была в тяжелом положении. У нас много было разговоров о Польше с Трумэном, Гарриманом… Мы не можем Польшу потерять – нам же за это достанется. Если такая линия пойдет, и нас это захватит. К этому тоже надо быть готовым.

04.12.1981»

США, которые в эти годы раскрутили у себя очередной «кризис» при «Горби» просто поставили условие этому «руководителю» СССР – либо сливай страну либо будет атомная война. И тот же тогдашний министр иностранных дел СССР Шеварднадзе, да и сам «Горби» примерно так и рассказывают – их напугали атомной войной. Мол, в эти годы все шло в атомной войне между СССР и США. Но разве СССР собирался нападать на США в эти годы?!

В Потсдаме рядом со Сталиным сидел специальный советник по международным законам…

«Голунский, заведующий юридическим отделом МИДа, он переводил. Но он не только знал языки, он очень хорошо знал законы, и поэтому Сталин посадил его рядом с собой, чтоб нас не надули. Сталин не раз говорил, что Россия выигрывает войны, но не умеет пользоваться плодами побед. Русские воюют замечательно, но не умеют заключать мир, их обходят, недодают. А то, что мы сделали в результате этой войны, я считаю, сделали прекрасно, укрепили Советское государство. Это была моя главная задача. Моя задача как министра иностранных дел была в том, чтобы нас не надули. По этой части мы постарались и добились, по-моему, неплохих результатов.

Нас очень волновали польский вопрос, вопрос о репарациях. И мы своего добились, хотя нас всячески старались ущемить, навязать Польше буржуазное правительство, которое, естественно, было бы агентом империализма. Но мы – Сталин и я за ним – держались такой линии, чтоб у себя на границе иметь независимую, но не враждебную нам Польшу. На переговорах и раньше споры шли о границах, «линии Керзона», линии «Риббентроп – Молотов». Сталин сказал: «Назовите, как хотите! Но наша граница пройдет так!» Черчилль возразил: «Но Львов никогда не был русским городом!» – «А Варшава была», – спокойно ответил Сталин.

09.07.1971»

Как видите, на самом деле особо комментировать слова Молотова нечего…

Есть такая растиражированная байка от Микояна о том как «тиран» накричал 29 июня 1941 года в Наркомате обороны, куда Сталин с членами Политбюро и правительства пришел лично разобраться в обстановке, на начальника Генштаба генерала армии Г.К.Жукова и тот «разрыдался как баба». Байка эта тиражируется из книги в книгу, из телефильма в телефильм. При всем «неоднозначном» моем отношении к Жукову, эта байка как говорится, «достала». Как будто Микоян там был единственным очевидцем… Тем более Микоян именно мелким, а иногда и подленьким враньем и знаменит в мемуарной литературе…

В книге Ф.Чуева «140 бесед с Молотовым» посмотрим, что об этом рассказывал другой очевидец событий – В.М.Молотов:

«Когда началась война, рассказывает Молотов, он со Сталиным ездил в Наркомат обороны. С ними был Маленков и еще кто-то. Сталин довольно грубо разговаривал с Тимошенко и Жуковым.

– Он редко выходил из себя, – говорит Молотов. [c. 50]»

Как видите никаких «слез» Молотов не упомянул, но с другой стороны, тут вроде как непонятно – что за разговор вообще там произошел. Но вот что пишет в своем исследовании «Великая оболганная война» И. Пыхалов, приводя сначала историю в пересказе от Микояна:

«29 июня, судя по тетради записи посетителей, Сталин в своём кабинете приёма не вёл. Однако в этот день он «отметился» в другом месте. Как свидетельствует Г. К. Жуков:

«29 июня И. В. Сталин дважды приезжал в Наркомат обороны, в Ставку Главного командования, и оба раза крайне резко реагировал на сложившуюся обстановку на западном стратегическом направлении». (Жуков Г.К. Воспоминания и размышления… Т.1. с. 287-288)

А вот что сказано в воспоминаниях Микояна:

«29 июня вечером у Сталина в Кремле собрались Молотов, Маленков, я и Берия. (Тетрадь записи посетителей сталинского кабинета это не подтверждает. – И.П.) Подробных данных о положении в Белоруссии тогда ещё не поступило. Известно было только, что связи с войсками Белорусского фронта нет.

Сталин позвонил в Наркомат обороны Тимошенко. Но тот ничего путного о положении на Западном направлении сказать не смог.

Встревоженный таким ходом дела, Сталин предложил всем нам поехать в Наркомат обороны и на месте разобраться с обстановкой.

В Наркомате были Тимошенко, Жуков, Ватутин. Сталин держался спокойно, спрашивал, где командование Белорусским военным округом, какая имеется связь.

Жуков докладывал, что связь потеряна и за весь день восстановить её не могли.

Потом Сталин другие вопросы задавал: почему допустили прорыв немцев, какие меры приняты к налаживанию связи и т. д.

Жуков ответил, какие меры приняты, сказал, что послали людей, но сколько времени потребуется для установления связи, никто не знает.

Около получаса поговорили, довольно спокойно. Потом Сталин взорвался: что за Генеральный штаб, что за начальник штаба, который так растерялся, не имеет связи с войсками, никого не представляет и никем не командует. Была полная беспомощность в штабе. Раз нет связи, штаб бессилен руководить.

Жуков, конечно, не меньше Сталина переживал состояние дел, и такой окрик Сталина был для него оскорбительным. И этот мужественный человек разрыдался как баба и выбежал в другую комнату. Молотов пошёл за ним. Мы все были в удручённом состоянии. Минут через 5-10 Молотов привёл внешне спокойного Жукова, но глаза у него ещё были мокрые». (1941 год: В 2 кн. Книга 2, с. 497)

Писатель Иван Стаднюк со слов Молотова излагает этот эпизод следующим образом:

«Верно то, что вечером 29 июня Сталин потерял самообладание, узнав, что немцы второй день хозяйничают в Минске, а западнее столицы Белоруссии враг захлопнул капкан вокруг основной массы войск Западного фронта, что значило: путь гитлеровским армиям на Москву открыт.

Не дождавшись очередного доклада наркома обороны Тимошенко и начальника Генштаба Жукова об оперативной обстановке, Сталин с рядом членов Политбюро внезапно появился в Наркомате обороны.

Это был самый опасный момент во взаимоотношениях верховной государственной власти и высшего командования Вооружённых сил СССР, была грань, за которой мог последовать взрыв с самыми тяжёлыми последствиями. Подробно расспросив Молотова о том, как всё происходило, я, работая над второй книгой “Войны”, написал главу, стараясь не смягчать в ней остроты случившегося, но и не давать неприятных деталей: уж в очень грубых, взаимно оскорбительных и нервных тонах вёлся разговор, с матерщиной и угрозами…

Ссора закончилась тем, что Жуков и Тимошенко предложили Сталину и членам Политбюро покинуть кабинет и не мешать им изучать обстановку и принимать решения». (Стаднюк И.Ф. Исповедь сталиниста. М., 1993г., с. 363-364)

Наконец, как утверждает Николай Зенькович, Иван Стаднюк рассказал ему со слов Молотова следующую версию данного события:

«Ссора вспыхнула тяжелейшая, с матерщиной и угрозами. Сталин материл Тимошенко, Жукова и Ватутина, обзывал их бездарями, ничтожествами, ротными писаришками, портяночниками. Нервное напряжение сказалось и на военных. Тимошенко с Жуковым тоже наговорили сгоряча немало оскорбительного в адрес вождя. Кончилось тем, что побелевший Жуков послал Сталина по матушке и потребовал немедленно покинуть кабинет и не мешать им изучать обстановку и принимать решения. Изумлённый такой наглостью военных, Берия пытался вступиться за вождя, но Сталин, ни с кем не попрощавшись, направился к выходу. Затем он тут же поехал на дачу». (Зенькович Н.А.Тайны ушедшего века. Власть. Распри. Подоплека. М., 2004г., с.131)»

При всех «неточностях» «Воспоминания» маршала Победы (а это звание он всё же заслужил вполне), его «мемуары» остаются историческим документов свидетеля Эпохи. По ним можно даже развенчивать дурацкие мифы о Сталине. Например, Георгий Константинович пишет, что «29 июня И. В. Сталин дважды приезжал в Наркомат обороны, в Ставку Главного Командования, и оба раза он крайне резко реагировал на сложившуюся обстановку на западном стратегическом(!) направлении». А «30 июня мне в Генштаб позвонил И.В. Сталин и приказал и приказал вызвать командующего Западным фронтом генерала армии Д.Г. Павлова. На следующий день генерал Д.Г. Павлов прибыл». (Жуков Г.К. Воспоминания и размышления… М., 1969г., 271)

Это как раз к вопросу о Сталине, «впавшем в прострацию» на пару дней, 29 и 30 июня. Человек впавший в «прострацию» (обычно) не посещает Генштаб и Наркомат (видимо сначала днем заехал, а потом вечером еще раз), и не устраивает там разнос генералам, обзывая их «ротными писаришками» и «портяночниками», за невозможность за весь день доложить обстановку на фронте. И не дает указания вызвать в Москву командующего Западным фронтом Павлова, допустившего сдачу Минска на седьмой день Войны. Если уж человек «впал в прострацию», то он тупо сидит на «даче», и медитирует…

Кому верить в описании реакции Жукова – Микояну или Молотову – читатель, надеюсь сам и решит. Но уж больно оскорбительно для Жукова Микоян высказался. Унизить, что ли хотел?

А вот что Молотов, достаточно сдержанный во многих оценках сказал уже о самом А.И. Микояне:

«– Говорят, идею развенчать Сталина подал Хрущеву Микоян.

– Я не исключаю этого, – согласился Молотов. – Хрущевцы могут этим гордиться. А коммунистам не подходит… Партию разделить на сельскую и промышленную – нелепо, безусловно.

– Считают, что это было по тем временам прогрессивно, новое слово.

– Какое новое! Гнилое! И сам-то Анастас был гнилой. Микоян очень связан с Хрущевым. Я думаю, что он и настраивал Хрущева на самые крайние меры… Хрущев и Микоян в свое время дошли до того, что пытались доказать, будто бы Сталин был агентом царской охранки. Но документов таких сфабриковать им не удалось. Возможно, они и на меня что-то пытались такое соорудить.

– Один писатель мне говорил, что Молотов ни в каких тюрьмах не сидел, а все было придумано после революции.

– Придумано? Это же все опубликовано. Таких критиков много. Что вы хотите, если нашлись люди из бывших репрессированных, которые пытались доказать, что Сталин – агент [c. 366] международного империализма? Вот какая ненависть, на все готовы…

16.07.1977

– Микоян подлую роль сыграл. Приспособленец. Приспособлялся, приспособлялся, до того неловко… Сталин тоже его недолюбливал. Сталин иногда его крепко прижимал. Но он конечно, очень способный работник. В практических делах – хозяйство, торговля, пищевая промышленность. Он там как раз и приспособился, делал хорошие обороты, работал упорно, человек он очень трудолюбивый. Это у армян вообще неплохое, хорошее качество.

28.08.1981»

Вот такие вот люди руководили Россией в те годы…

Но вот какие слова Молотова сначала удивили меня самого: «У нас в стране были более тяжелые моменты, чем в дни войны. Были такие дни, когда все висело на волоске – в 20-е годы было труднее! А к войне мы готовились и были готовы!

…09.05.1984»

Казалось бы – идет война на уничтожение и Советской страны, России, и ее народа в 1941-1945 годах. Однако Молотов считает более тяжелыми именно «20-е годы». И вряд ли это годы непосредственно Гражданской войны. Ведь тот же Сталин также уже в ходе Отечественной войны одному из западных дипломатов сказал, что наиболее тяжелыми были не эти годы, а годы конца 1920-х, начало 1930-х годов. Время «Коллективизации»… Почему Молотов и Сталин считали эти годы наиболее тяжелыми по сравнению даже с войной 1941-1945 годов? Все просто. В 1920-е и тем более в начале 1930-х годов пришлось воевать с врагом, которого не особо видно. А в Великую Отечественную все просто – враг перед тобой, он идет с оружием в руках и носит другую форму и говорит на другом языке. Да и цели свои не скрывает – уничтожить и власть и советский, прежде всего русский народ наиболее максимально. Но в конце 20-х, начале 30-х враг страны и народа, желающего жить по своим новым правилам и быть хозяином своей страны, не виден так просто.

«– …Коллективизацию мы неплохо провели. Я считаю успех коллективизации значительней победы в Великой Отечественной войне. Но, если б мы ее не провели, войну бы не выиграли. К началу войны у нас уже было могучее социалистическое государство со своей экономикой, промышленностью…

Я сам лично размечал районы выселения кулаков…

Выселили 400 тысяч кулаков. Моя комиссия работала…

18.12.1970, 09.05.1972, 11.05.1978[c. 383]»

Т.е., не проведи Сталин и его команда ускоренными темпами, на которые пришлось пойти после 1933 года, после привода Гитлера к Власти в Германии , реформы в Промышленности и особенно в Сельском хозяйстве («Индустриализацию» и «Коллективизацию»), то страна не смогла бы победить в неизбежной в войне с фашизмом. Который только для этого и вырастили на Западе против СССР-России. А затем Молотов рассказывает они зачем вообще «чистки» в самой партии проводили. И как это помогло в войне будущей…

«… Чистка партии вполне соответствует принципу демократического централизма, но нигде не проводится, никогда, только у нас проводилась. Вот теперь чехи повторили. А мы несколько чисток провели, и таких, что просто… Очень острых. И тут тоже было ошибок немало.

– Значит, в 1938 году было не до реабилитации, как вы считаете? Из-за близости войны?

Из-за войны и из-за того, что еще неясно, проверять-то через кого. Много очень недоверия. И пострадали не только ярые какие-то правые или, не говоря уже, троцкисты, пострадали и многие колебавшиеся, которые нетвердо вели линию и в которых не было уверенности, что в трудную минуту они не выдадут, не пойдут, так сказать, на попятную.

И все-таки Хрущевы сохранились, Микояны сохранились, и не только они

[c. 391] 03.02.1972»

«Пока империализм есть, это все будет повторяться заново – правые, левые. Пока империализм существует, ни от чего мы не избавлены.

Если б вы в 37-м не победили б, то, возможно, и Советской власти не было б! – говорит Шота Иванович.

– Нет, это тоже, я считаю, крайность. Было бы больше жертв. Я думаю, мы все равно победили бы. На миллионы было бы больше жертв. Пришлось бы отражать и немецкий удар, и внутри бороться.

[c. 406]16.06.1977»

Но об этом придется говорить в отдельной книге…

Козинкин О. 28.08.2012 г.


Источник →

Ключевые слова: История, Книги
Опубликовал Миша Бушманов , 29.04.2017 в 18:04

Комментарии

Показать предыдущие комментарии (показано %s из %s)
Показать новые комментарии
Комментарии ВКонтакте
Предательство Горбачева. А. Руцкой.

Предательство Горбачева. А. Руцкой.

14 май, 19:24
0 1
Тайны 22 июня. Великая ложь &hellip;

Тайны 22 июня. Великая ложь о «ничтожных» немецких потерях.

14 май, 01:29
+2 0
Экономика РФ получит единый &hellip;

Экономика РФ получит единый бренд для представления своих лучших товаров за рубежом

11 май, 23:17
+5 3
«Святейший»

«Святейший»

9 май, 01:26
-3 0
Александр Роджерс: Карта «Ми&hellip;

Александр Роджерс: Карта «Мир» и финансовый суверенитет

30 апр, 21:39
+12 4
Под чью диктовку писал Солженицын?

Под чью диктовку писал Солженицын?

30 апр, 20:13
+3 1
Константин Семин. Биохимия п&hellip;

Константин Семин. Биохимия предательства.

29 апр, 23:04
0 0
Генерал Характер

Генерал Характер

29 апр, 22:06
+1 0
В. М. Молотов о Великой Отеч&hellip;

В. М. Молотов о Великой Отечественной войне и о роли Сталина

29 апр, 18:04
+1 0
Разведопрос: Михаил о теракт&hellip;

Разведопрос: Михаил о терактах и общественной безопасности

27 апр, 21:11
0 0
Война и мифы (1 - 6 серии)

Война и мифы (1 - 6 серии)

27 апр, 18:55
+1 0
Оппозиция объявила кандидата&hellip;

Оппозиция объявила кандидата в президенты Навального мошенником и требует возбудить дело

26 апр, 23:41
+1 6
Николай Стариков: Кому прина&hellip;

Николай Стариков: Кому принадлежит Сбербанк?

26 апр, 19:49
+1 1
Тайны 22 июня. Огромные поте&hellip;

Тайны 22 июня. Огромные потери РККА – это результат зверского уничтожения военнопленных.

26 апр, 19:35
+3 9
Создается защищенная камера &hellip;

Создается защищенная камера видеонаблюдения на отечественной операционной системе

26 апр, 01:27
0 0

Читать

Последние комментарии